Начальная страница

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

?

1. Экономическое и политическое
положение в XV в.

В начале XV в. основная масса населения Киева селилась на Подоле между реками Глубочицей, Почайной и Юрковицей. В верхнем городе населения было немного и оно проживало только в обнесенной валами части города. На Печерске по-прежнему жили преимущественно монахи, а также зависимые от монастыря люди. Вокруг города на территории Приорки, Мостища, Яцковки, Берковца, Корчеватого, Святошино, в долине речки Лыбеди располагалось несколько небольших поселений. Население Киева состояло из различных социальных групп. К эксплуататорской верхушке города принадлежали князья Олельковичи, Немировичи, Глинские, Дашкевичи, паны Горностаи, Гулевичи, Проскуры, Пацы и многие другие. Некоторые из них в разное время занимали должности киевских воевод, их наместников, старост, ключников, войтов, судей, мостовничих и городничих. Жили они главным образом в замке, где имели собственные дома. Их земельные владения находились в Киевском, Чернобыльском, Житомирском, Овручском, Черкасском и других поветах.

К господствующей верхушке города принадлежали также богатые купеческие семьи: Крикуновичей, Криницких, Шавулов, Мелешковичей, Кошколдовичей и др. Большинство из них было одновременно и землевладельцами. Купцы и богатые ростовщики занимали различные административные должности в городе. К эксплуататорам следует отнести и высшее православное и католическое духовенство.

Подавляющее большинство трудящегося населения Киева жило на Подоле. Ремесленники одной и той же специальности обычно селились на одной улице, с давних времен носившей соответствующее название. Так, на Кожемяках (Подол) жили и работали кожевники, скорняки, дубники, шорники. Под Замковой горой проходила Гончарная (Горшечная) улица, где жили горшечники. От Замковой горы вплоть до берега Почайны располагались мастерские, где вырабатывался кирпич [«Архив Юго-Западной России» (дальше – «Архив ЮЗР»), ч. VII, т. I, К., 1886, стр. 110-111]. Вблизи Глубочицы находилась Дегтярная улица, на которой жили ремесленники, вырабатывавшие деготь и смолу. По берегам рек Почайны и Днепра проходила Кузнечная улица, заселенная преимущественно кузнецами.

В связи с дальнейшим развитием ремесла возрастало количество ремесленников, пополнявшееся за счет беглых из разных сел Киевщины. Часть беглых занималась разными промыслами, мелкой торговлей или работала чернорабочими у богатых мещан.

По своему социально-экономическому положению ремесленники делились на несколько групп. Одни из них работали сами, другие держали одного-двух подмастерьев и нескольких учеников. Мастера объединялись в цехи. Цеховые объединения ремесленников в Киеве возникли еще в первой половине XV в. С развитием разных отраслей ремесла количество цехов увеличивалось. Цех преимущественно объединял мастеров одной специальности. Но часто в одном цехе были мастера и родственных ремесленных специальностей. В конце XV в. в городе существовали цехи плотников, столяров, портных, сапожников, кузнецов, лучников, стрельников, золотарей, пекарей и др. [«Акты, относящиеся к истории Западной России» (дальше – «Акты ЗР»), т. I, СПб., 1846, стр. 144, 191-195, 355-356; т. II, СПб., 1848, стр. 2-3] Цехи вели активную борьбу против необъединенных ремесленников, запрещая им заниматься ремеслом, продавать свои изделия на рынках.

Объединение ремесленников в цехи содействовало развитию ремесла. Цеховые мастера, конкурируя с необъединенными ремесленниками, вынуждены были совершенствовать орудия труда, обмениваться опытом, изготовлять лучшие и более дешевые изделия. С этой целью мастера отпускали подмастерьев на два-три года в «путешествия», для того чтобы они определенное время поработали в других городах и повысили свою квалификацию. После этого они снова возвращались в Киев и впоследствии становились мастерами.

Мастера жестоко эксплуатировали подмастерьев и учеников, лишенных каких-либо прав. Борьба подмастерьев и учеников за улучшение своего положения не прекращалась в цехах на протяжении всего средневековья. Для более успешной борьбы против мастеров подмастерья Киева объединялись в соответствующие организации, имели свои кассы и пр.

Киевские ремесленники, входившие в цехи, в 50-70-х годах XV в. построили несколько больших домов на Подоле, в Верхнем городе, на Печерске. В 1470 г. в Киево-Печерском монастыре было создано художественное изображение «Антония и Феодосия», свидетельствующее о высоком развитии искусства того времени. На левом берегу Днепра напротив Киева был сооружен дворец киевского князя Симеона Олельковича, остатки которого сохранились до нашего времени [В.Гошкевич, Замок князя Симеона Олельковича и летописный городец под Киевом, К., 1890, стр. 19].

Одновременно с развитием ремесла развивалась и торговля. Основным торговым центром Киева по-прежнему оставался Житний торг на Подоле. На нём стояли лавки, в которых продавались железные и деревянные орудия труда, оружие и различные изделия, одежда, обувь, церковные предметы, а также много иных товаров, изготовленных местными ремесленниками или привезенных из других городов Украины или соседних стран. В Киеве велась широкая торговля продуктами сельского хозяйства и сырьем [«Библиотека иностранных писателей о России», т. I, СПб., 1836, стр. 22-59]. Крестьяне продавали продукты земледелия и покупали ремесленные изделия. В город приезжали купцы из украинских земель и жили здесь по нескольку дней. В дни ярмарок, происходивших в XV в. два раза в году, в Киев прибывало много народу из других городов Украины.

Вместе с тем Киев оставался одним из крупнейших центров международной торговли. Наиболее выгодным путем сообщения между Украиной, Россией, Белоруссией, Крымом и странами Балканского полуострова были Днепр, Десна и Припять. По этим рекам с весны до поздней осени двигались баржи и лодки с различными товарами. Важную роль в торговых связях Украины с Россией играли новгородские, московские, тверские, смоленские и рязанские купцы [«Сборник Муханова», СПб., 1866 [1836], стр. 83-64]. По договору тверского князя Бориса Александровича с великим литовским князем Витовтом, заключенному в 1427 г., русским купцам разрешалось свободно торговать на рынках Киева и других городов Приднепровья [«Акты ЗР», т. I, стр. 46-47]. О прочных торговых связях между Киевом и русскими городами свидетельствует выплата киевлянами татарам выкупа русскими деньгами в 1399 г. [«Полное собрание русских летописей», т. II, стр. 352] Деньги, выпущенные в Киеве в XIV в., встречались в Брянске, Смоленске и других городах России [И.Толстой, Монеты великого князя Василия Дмитриевича, СПб., 1911, стр. 40-41, 45, 48-51, 73-74].

Из России в Киев привозили меха, шубы, железные и деревянные изделия, оружие, кожи, ткани и другие товары. На киевских торгах торговыми людьми покупались и отправлялись в Россию лошади, овцы, соль, поташ, смола, а также восточные товары – шелк, ковры, хлопок и др. [«Сборник Русского исторического общества» (дальше – «Сборник РИО»), т. 35, СПб., 1892, стр. 7-12]

В XV в. русским, литовским, молдавским, армянским и другим купцам принадлежали в Киеве склады на берегу реки Почайны и на Житнем торгу [О.Левицкий, Социанство в Польше и Юго-Западной Руси, «Киевская старина», 1882, № 4, стр. 25-26]. На Подоле, на улице Гнилой, располагался целый квартал, где армяне имели свои дома, церковь и пользовались самоуправлением. Часть их владела пахотными землями, сенокосами и промыслами.

В развитии Киева большую роль сыграл торговый путь из России в страны Западной Европы, проходивший через город [П. Г. Клепатский, Очерки по истории Киевской земли, т. I, Одесса, 1912, стр. 339– 340]. Через Киев, Белую Церковь, Винницу, Бендеры пролегал путь на Балканский полуостров [В. Кордт, Материалы по русской картографии, вып. 2, К., 1910, табл. 5]. Однако самым важным торговым путем был Днепр с его притоками, по которому велась торговля Украины, России, Белоруссии и Литвы со странами Ближнего Востока. Киев был главным центром, где собирались купцы из стран Восточной Европы для путешествия большими караванами в Крым, Турцию и другие страны Востока. Однако самым важным торговым путем был Днепр с его притоками, по которому велась торговля Украины, России, Белоруссии и Литвы со странами Ближнего Востока. Киев был главным центром, где собирались купцы из стран Восточной Европы для путешествия большими караванами в Крым, Турцию и другие страны Востока.

Трудящееся население Киева жестоко эксплуатировалось господствующей верхушкой. Кроме того, оно платило большие налоги и отбывало различные повинности в пользу Литовского государства. Так, например, ремесленники платили налоги, обязаны были строить и ремонтировать городские укрепления и т.п. Промысловики вносили дань рыбой, медом, воском [«Архив ЮЗР», ч, VII, т. I, стр. 11-12].

Торговцы также облагались налогами в пользу государства. Например, тот, кто торговал вином, пивом, водкой и другими напитками, давали на замок по одной копе и больше грошей [копа – 60 грошей].

Крестьяне и работные люди, жившие на окраинах города и непосредственно зависевшие от замка, отбывали многочисленные тягловые и другие повинности. Они обрабатывали замковую землю, обеспечивали замок дровами, сеном, строительными материалами; кроме того, они поставляли в замок хлеб, мед и меха.

В это время выросло и политическое значение Киева. В 1410 г. киевские воины принимали участие в знаменитой битве при Грюнвальде, в походах литовских войск против татар и борьбе Литовского государства против агрессии шляхетской Польши. В Киеве часто сосредоточивались крупные военные силы, выступавшие в походы для борьбы против иноземных захватчиков.

В 30-х годах XV в. на Украине значительно усилилась борьба против литовского господства. Украинские феодалы, воспользовавшись феодальной междоусобицей, вспыхнувшей в Литовском государстве, поддержали литовского князя Свидригайло, который выступил против великого князя литовского Сигизмунда и польского короля Ягайло. В 1436 г. Свидригайло с большим войском прибыл в Киев, где основал свою резиденцию. Для восстановления своего господства над Киевщиной великий литовский князь Сигизмунд несколько раз посылал войско на Киев, однако киевляне отбивали врага. Летом 1436 г. воины Киевщины под командованием киевского воеводы Юрши надалеко от Киева разгромили литовские войска и несколько лет были независимыми [П.Г.Клепатский, Очерки по истории Киевской земли, т. I, стр. 45-46].

Тем не менее борьба украинских феодалов против литовского господства закончилась компромиссом. Литовскому великому князю Сигизмунду удалось перетянуть на свою сторону значительную часть украинских феодалов, предоставив им ряд привилегий. В 1440 г. было восстановлено Киевское удельное княжество. Князем в Киеве стал Олелько Владимирович, сын Владимира Олыердовича, а после его смерти – Симеон Олелькович (1455-1470 гг.). В Киевское княжество в то время входили Переяславщина, Киевщина, часть Черниговщины, Полесья, Житомирщина и вся территория между Днепром и Днестром вплоть до берегов Черного моря. Киев, являясь центром этих земель, играл важную роль в экономической, политической и культурной жизни украинского народа.

Укрепление Киевского княжества противоречило интересам литовских захватчиков, всячески стремившихся ограничить власть украинских феодалов. Когда в 1470 г. умер киевский удельный князь Симеон Олелькович, литовское правительство воспользовалось этим для ликвидации удельно-княжеской власти в Киеве.

В начале 1471 г. великий литовский князь направил в Киев воеводой своего сторонника М.Гаштовта. Возмущенные киевляне не впустили его в город, заявив, что Гаштовт «не токмо не князь бе, но более яко лях бе» [«Полное собрание русских летописей», т. II, стр. 358]. Через своих посланцев городские богачи просили великого литовского князя прислать в Киев князем Михаила Олельковича, брата умершего князя. Когда литовский князь отказал им в этом и направил в Киев большое войско, на защиту города поднялись все жители.

Однако Гаштовту с помощью литовского войска все же удалось захватить Киев. Об этом событии летописец пишет: «И отселе на Киеве князи пересташа быти, а вместо князей воеводы насташа» [«Полное собрание русских летописей», т. II, стр. 358]. Киевское княжество было преобразовано в воеводство Литовского государства, а Киев стал его центром. В поветах и волостях Гаштовт посадил своих старост и наместников, большинство которых прибыло из Литвы. Гнет литовских феодалов усилился еще более. В городе административные должности были переданы сторонникам Гаштовта, а в замке постоянно находился большой литовский гарнизон с пушками.

Усиление гнета литовских захватчиков вызвало возмущение населения Киевщины. Инициатором борьбы за независимость Киевщины выступил брат умершего князя Симеона Олельковича – Михаил, объединивший вокруг себя группу украинских феодалов и готовивший вооруженное выступление против литовского господства. Заговорщики хотели захватить власть в свои руки и с помощью войск великого русского князя Ивана III освободить украинские земли из-под власти Литовского государства и включить их в состав Московского княжества [«Полное собрание русских летописей», т. II, стр. 358-359]. Они надеялись, что их поддержат феодалы и население украинских и белорусских земель. Но осуществить этот план не удалось. Заговор был раскрыт, а его организаторы – Михаил Олелькович и Иван Гольшанский 30 августа 1481 г. публично казнены в Киеве возле въезда в замок [«Полное собрание русских летописей», т. IV, СПб., 1848, стр. 237; т. VI, СПб., 1853, стр. 191, 233].

В итоге положение трудящихся масс Украины еще более ухудшилось. Воеводы не заботились об охране южных границ. Налоги с населения они тратили на содержание администрации и войска, а часть отправляли в столицу Литовского государства – Вильно. Ослаблением обороны южных границ страны воспользовались крымские татары. В 1482 г. большая орда под предводительством хана Менгли-Гирея напала на Украину и вскоре появилась вблизи Киева. Часть киевлян, жившая на окраине города, вынуждена была бежать в леса. Основная же масса населения укрылась в замке. Несколько дней киевляне отбивали натиск преобладающих сил противника. Однако военных сил и продовольствия у них было очень мало. Враг захватил город. Многие были убиты, а остальных вместе с воеводой татары угнали в Крым. Киев был полностью сожжен. Сохранились только значительно разрушенные монументальные сооружения времен Киевской Руси – Софийский, Михайловский соборы, Киево-Печерский и Выдубицкий монастыри, Кирилловская церковь, Золотые ворота и др. [Н.Петров, [Историко-топографические] Очерки древнего Киева, К., 1897, стр. 35-36.]

Но и после этого страшного погрома жизнь в Киеве не прекратилась. Вскоре город стал подниматься из руин. Литовские власти пригнали в город из Приднепровья свыше 20 тыс. плотников, столяров, штукатуров, кузнецов и землекопов, которые работали на восстановлении замка, оборонительной стены вокруг Замковой горы, Подола и Печерска [М.А.Максимович, Собрание сочинений, т. II, К., 1877, стр. 29]. Замок и оборонительные стены сооружались довольно долго. В конце XV – начале XVI в. Виленский сейм принял несколько постановлений, обязавших киевского воеводу ускорить окончание строительства оборонительных сооружений, постоянно держать в замке сильный гарнизон и т.д. Количество городского населения в это время заметно увеличилось.

Зажиточная городская верхушка в целях расширения своих политических прав и освобождения из-под власти воеводы и его чиновников не раз обращалась к великому литовскому князю с просьбой о предоставлении Киеву магдебургского права. Однако последнее было дано городу только в 1494-1497 гг. В соответствии с этим правом, ремесленное и торговое население города освобождалось от власти воеводы, получало право избирать магистратское управление, состоявшее из городского войта, райцев, лавников и т.д. Ремесленники также приобрели более широкие права, которые давали им возможность сосредоточивать в своих руках самые выгодные отрасли ремесла и свободно продавать свои изделия на городском рынке. Литовское правительство использовало предоставленное Киеву магдебургское право для привлечения городского бюргерства на свою сторону.

Магдебургское право, хотя и не облегчило положения низших слоев городского населения, тем не менее содействовало общему развитию ремесла, внутренней и внешней торговли, подъему политической и культурной жизни Киева.


По изданию: История Киева. – К.: Издательство АН УССР, 1963 р., т. 1, с. 106 – 111.